пятница, 1 июня 2012 г.

О природе двойных стандартов

На прошлой неделе в Европе было вынесено два, как говорят, «знаковых» решения по делам об экстрадиции: британский суд постановил выдать в Швецию основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа по обвинению в изнасиловании, а французский — отказал России в выдаче предпринимателя Виталия Архангельского по обвинению в мошенничестве.
И тот и другой обвиняемые утверждали, что обвинения политически мотивированы. Почему один проиграл, а другой победил? Закон в обоих случаях был один и тот же — «Европейская конвенция об экстрадиции», равноправными участниками который являются все четыре страны: Британия, Франция, Швеция и РФ. Может быть, французы и англичане трактуют закон по-разному? Смею утверждать, что это не так: если бы Ассанжа добивалась Россия, а Архангельского — Швеция, все было бы наоборот. Ассанж бы в этом случае легко доказал британцам, что запрос на него — месть за антироссийские материалы в WikiLeaks (помните: «мафиозное государство»), а Архангельского французский судья отправил бы доказывать свою правоту в Стокгольм. Налицо двойной стандарт. "Именем французского народа" заявлено: Россия — это вам не Швеция!

Здесь стоит сказать пару слов о том, что такое конвенция по экстрадиции. Ее участники обязаны выдавать подозреваемых, не разбираясь в сути обвинений; предполагается, что на родине их ждет справедливый суд, который разберется, виноват человек или нет. В суде по экстрадиции бессмысленно доказывать, что ты не виноват, это суд не интересует. Единственный способ избежать выдачи — это доказать, что обвинения политически мотивированы или же что справедливого суда ожидать не приходится и что в обращении с подозреваемым будут нарушены евростандарты гуманизма (то есть его ждут пытки). Иными словами, презумпция невиновности в экстрадиции не работает: бремя доказательства лежит на подозреваемом. Поэтому каждый отказ в экстрадиции — это вердикт неадекватности запрашивающей стороны, а вовсе не признание невиновности запрашиваемого.
Итак, Россия и Швеция — равноправные члены Совета Европы — в данном случае признаны неравноправными с точки зрения легитимности своей системы правопорядка. И этот случай не единичный. В мотивировочной части своего решения французский судья указывает, что «Европейский суд по правам человека вынес в конце 2010 года более 1119 решений в отношении России, в том числе более 1045, устанавливающих по крайней мере одно нарушение Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в основном статьи 6, статьи 1 протокола №1 (право собственности) и статьи 5 (право на свободу и безопасность)». Он также ссылается на отчет юридической комиссии по правам человека Совета Европы, который утверждает, что в РФ имеют место «очень сильное давление, оказываемое на судей, угрозы и давление в отношении адвокатов (в этой связи упоминается дело Магнитского); отсутствие независимости суда и прокуратуры» и так далее.
Из всего этого вырисовывается следующая картина: несмотря на формальное равенство в европейских структурах, по крайней мере в одном отношении — юридическом — российская система рассматривается в Европе нелегитимной, варварской, и выдавать туда людей, независимо от их вины, — это как отправлять их, скажем, в Белоруссию или в Саудовскую Аравию. Россия, естественно, с таким положением вещей согласиться не может. В ответ на решение по Архангельскому заместитель генпрокурора Александр Звягинцев направил французскому министру юстиции гневный протест, но получил в ответ отповедь французского судьи: «Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод обязательна для всех членов Совета Европы, в том числе и для Российской Федерации; применение Европейской конвенции об экстрадиции естественно не исключает применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод…»
Ситуация тупиковая и будет лишь усугубляться, до тех пор пока российская власть будет закручивать гайки. Сколько бы западные лидеры ни улыбались Путину, судебная система западных стран, а также парламенты (как в случае со «списком Магнитского») будут гнуть свою линию, невзирая на внешнеполитические интересы своих правительств. Путин, который не понимает, что такое разделение властей, будет подозревать своих «партнеров» в двуличии. Разрыв России с Западом и ее изоляция произойдет не из-за ПРО или голосования в Совбезе ООН, а из-за беспредела, творящегося в российских судах и тюрьмах.

 Александр Гольдфарб

Комментариев нет:

Отправить комментарий