четверг, 12 апреля 2012 г.

Амнистия или смерть

Власти, очевидно, играют во всё более опасные игры, полностью игнорируя требования общественности, и явно ставят эксперимент – что надо ещё сделать, чтобы получить революцию. На первом месте здесь, разумеется, ситуация в Астрахани, где продолжается голодовка Олега Шеина и его сторонников, и город на глазах превращается в горячую точку протестов, а прокуратура, ЦИК, нынешний и будущий президенты спокойно игнорируют массовые фальсификации. Второе место в десятке властной невозмутимости уверенно занимает очевидный отказ МВД признать полный и скандальный провал реформы милиции. Престиж
правоохранителей вновь стремительно падает, разоблачения всё новых случаев пыток и иных беззаконий со стороны полиции сыпятся градом, но ничто не может поколебать ведомственного самодовольства.
Но я хочу обратить внимание ещё на один провал эпохи Медведева.

4 года назад, лишь имитируя, как нам стало ясно, начало оттепели, новый президент сказал в адрес правоохранителей и судей: «Хватит кошмарить бизнес». Прошли годы. Число предпринимателей, осужденных по статье 159 УК (мошенничество), столь же «резиновой» и столь же идеально приспособленной для заказных репрессий, как и антиэкстремистское законодательство или оборот наркотических и сильнодействующих веществ, выросло. Только международный скандал вокруг смерти Магнитского привел к некоторой либерализации экономических статей уголовного кодекса. Но следователи хитроумно стали пристегивать к любому делу «сажальные» статьи, а суды, невзирая ни на что, даже на всё новые и новые смерти в следственных изоляторах, упорно избирают подследственным в качестве меры пресечения содержание под стражей. С частью особенно скандальных случаев с арестом предпринимателей я имею дело, как председатель рабочей группы Общественной комиссии по взаимодействию с судебным сообществом Москвы.


Об этом в разделах 1 и 2 предварительного
доклада нашей группы. Фабрикация дел, в том числе с целью неприкрытого рейдерства, при Медведеве не уменьшилась. Опричная практика использования уголовных преследований для захвата собственности силовиками и бизнесом, тесно – часто семейными узами – связанными с властью процветает. У всех на слуху дело Алексея Козлова. Оно отодвинуло другие похожие случаи – Валерия Морозова, Виталия Архангельского и других, с которыми мне приходилось иметь дело в рамках программы Движения «За права человека» «Защитаправ предпринимателей».

К сожалению, не очень многие понимают, что объединять огромное число экономических правонарушений в один состав «мошенничество» так же опасно, как объединять всевозможные действия под одним ярлыком «экстремизм», или приравнивать к наркотику сильнодействующие лекарства или считать наркотическим веществом общую массу вещества, в которой реального наркотика лишь крошечная крупица. Добавим еще, что для возбуждения дела по мошенничеству совершенно не требуется заявления пострадавшего и что этой статьей в область уголовного преследования переводятся бизнес-конфликты, которым должны решаться в арбитражных судах. Никто и не думает освобождать предпринимателей, за время отсидки которых их статьи были декриминализированы.


В итоге многолетнего опричного применения экономических статей УК сотни тысяч предпринимателей прошли через пенитенциарную систему. Коррупция пронизала правоохранительные органы и суды сверху донизу. Сотни тысяч предпринимателей, менеджеров и члены их семей покинули Россию. Бизнес, не связанный с властями, захирел. Возник ужасный тупик, из которого нужно было срочно искать выход.


В прошлом году ряд депутатов Госдумы из «Справедливой России» предложили проект широкой экономической амнистии, обсуждался этот вопрос и в Совете по правам человека при Президенте РФ. Но партия власти её
затормозила. С одной стороны, всеми признается, что пока к судам не вернется независимость, о нормальной инвестиционном климате и здоровом развитии честного и конкурентного бизнеса в нашей стране не может быть и речи. С другой стороны, только «басманное» правосудие может обеспечить правящей номенклатуре её уникальную монополию на власть и возможность перераспределять собственность в свою пользу.

Когда на заседании «Открытого правительства» 9 апреля Медведеву предложили различные срочные выходы из ситуации: инициировать амнистию, детализировать уголовное законодательство, он все мягко отверг. По его мнению, ничего не изменится, пока менталитет судей и прокуроров останется таким же, с его воспитанным в советский период неприятием свободного предпринимательства. На самом деле, все не так. И правоохранительные, и судебные органы набиты сравнительно молодыми людьми, которые нерыночное общество просто не помнят. Другое дело, что они реально настроены на выполнение заказов.


Что мог бы сейчас успеть сделать Медведев, чтобы все-таки реализовать свою фразу про «хватит кошмарить бизнес»?

Для нашей «самой независимой» юстиции необычайно важна позиция высшей власти. Четко проартикулированная позиция Кремля (пусть и на последние две недели) о необходимости остановить опричное уничтожение независимого бизнеса окажет просто волшебное действие. Для начала Д.А. Медведеву нужно сделать несколько шагов.

Первый. Инициировать широкую экономическую амнистию, проект которой уже лежит в парламенте. Второй. Выйти с законодательным предложением по изменению экономического раздела УК. Третий. Публично одобрить предложение председателя Верховного суда РФ по изменению официального толкования статьи «мошенничество» и других.

Эти реальные действия будут намного эффективнее, чем рассуждения «о свободе и несвободе». Даже уход Медведева с президентского поста, с учетом мощного позитивного резонанса таких шагов к свободе, не даст этому импульсу заглохнуть. У Медведева остался буквально один исторический миг, чтобы дать шанс стране на выход из нынешнего тупика. Надо понимать – сохранение нынешней опричной системы охоты на предпринимателей несёт стране настоящую гибель. Гибель от застоя, перерастающего в социальный некроз. Деградацию экономической системы с ее безумной монополизацией, тотальной коррупцией, отсутствием надежных социальных лифтов и катастрофическим имущественным расслоением. Нарастающее разложение правоохранительных и судебных органов, полностью дискредитирующих саму идею государственности.

Конечно, широкая амнистия и пересмотр самых репрессивных статей уголовного кодекса – это далеко не панацея от российских социальных недугов. Но это – первый шаг от пропасти, не сделав который, от неё не отойти. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий