пятница, 7 декабря 2012 г.

Дело Архангельского

Из письма Виталия Архангельского бывшему начальнику Главного управления МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Михаилу Суходольскому: « …В течение двух я лет проживаю во Франции, находясь в международном и федеральном розыске…Моя история началась в октябре 2005 года, когда на меня, успешного предпринимателя, было совершено покушение. …Я обратился в РУВД Приморского района Санкт-Петербурга…Результатом …стало предложение тогдашнего начальника ГУ МВД В.Пиотровского ежемесячно платить рекомендованному им частному охранному предприятию баснословную сумму денег для моей охраны и защиты от милиции. Будучи бизнесменом честных правил, я …отказался. С этого времени я жил под градом постоянного шантажа и угроз со стороны сотрудников ГУВД по СПБ и Ленобласти. Следователь Ю. Левицкая с начала 2007 года постоянно возбуждала новые и новые уголовные дела…, прикрываясь при этом личным указанием Пиотровского и прикрытием губернатора Валентины Матвиенко.

...Весной 2009 года мой бизнес подвергся рейдерской атаке со стороны ОАО «Банк «Санкт-Петербург». …В ответ на мою непокорность и противостояние рейдерам по указанию В. Пиотровского (со слов его ближайших сотрудников) было решено посадить меня в тюрьму. Получив эту информацию, в июне 2009 года я покинул территорию России…Мое обращение к президенту РФ еще более озлобило рейдеров в погонах.
…Прошу Вас разобраться в ситуации и наказать виновных, а мне дать возможность вернуться на Родину для продолжения бизнес-проектов».
Надо ли говорить о том, что ответа от полицейского генерала не последовало? (Забегая наперед, отмечу: и Пиотровский, и Суходольский были отстранены от своих должностей по непонятным для общественности причинам).

Суть дела

В 2009 году группа компаний OMG (руководитель группы - бизнесмен Виталий Архангельский) задолжала банку «Санкт-Петербург» около 2,5 млрд рублей и в разгар кризиса (это важное обстоятельство!) не смог вернуть деньги. После этого банк "Санкт–Петербург" затребовал возврат кредита в полном объеме, нарушив свои обязательства о пролонгации кредита. В результате активных действий привлеченных банком силовых структур «Санкт-Петербург» получил контроль над некоторыми активами группы OMG. (Как рассказал мне позже сам Архангельский, происходило это так: председатель правления банка «Санкт-Петербург» Александр Савельев вызвал его к себе и в ультимативной форме, сопровождавшейся угрозами применения насилия по отношению к нему и членам его семьи, потребовал подписать договор купли-продажи долей в уставном капитале ООО «Западный терминал» (99%) и ООО «Страховая компания «Скандинавия» (100 %) в пользу некоторых компаний по цене, в несколько тысяч (!) раз ниже балансовой стоимости этих долей. Отметим: стоимость обеих фирм значительно превышала задолженность банку. Давление оказалось сильным: бизнесмен вынужден был уступить. Позже страховая компания "Скандинавия" (один из активов) потеряла клиентов и лицензию, а «Западный терминал» (еще один из активов) — грузоотправителей и статус таможенной зоны. Почти всё их имущество было распродано. К примеру, недвижимость "Скандинавии" за 10 млн. евро была куплена на торгах малоизвестным ООО "Соло" (мне это сразу напомнило историю с «Байкалфинансгрупп» - прим. автора). Как сказали мне в банке "Санкт–Петербург", «часть долга "Осло Марин Групп" удалось вернуть, но работа по взысканию денег продолжается». О том, что «взыскание» сродни рейдерскому захвату чужого бизнеса, в банке, разумеется, умолчали.
Надо заметить, что OMG кредитовался в нескольких банках, в том числе и банке “Возрождение”. В отличие от своих коллег из «Санкт-Петербурга», «Возрождение» даже после преследования Архангельского прислал письмо (май 2011 года) на его имя, где выразил готовность сотрудничать и дальше и отметил, что стороны выполняют все взятые на себя обязательства, продолжая реализацию проекта по развитию инфраструктуры Выборгского порта.
Руководство банка «Санкт-Петербург» пошло другим путем – угроз, силового давления и судебного преследования. Хотя не могло не понимать, что проекты OMG требуют длительного срока кредитования, и что кризис внес свои коррективы не только в бизнес Архангельского.

А теперь вспомним: много ли мы знаем примеров, когда банки именно таким образом пытались вернуть кредиты? У того же банка «Санкт-Петербург» точно такая же ситуация с невозможностью обслуживать кредиты возникла и со строительной компанией ЛЭК, и с топливной компанией «Фаэтон»… Но их владельцы почему-то не стали объектами столь пристального и столь деятельного внимания силовых структур города на Неве.
Архангельский стал.

Мнение банковских

Почему именно Архангельский был выбран жертвой? Об этом я спросил одного из владельцев и председателя правления банка «Санкт-Петербург» Александра Савельева. Сначала по телефону, а потом и лично: случайно удалось пройти через усиленный барьер охраны и задать вопрос Александру Васильевичу насчет ситуации с OMG. Однако г-н Савельев, ранее охотно общавшийся со мной по телефону, на этот раз, испуганно озираясь, сказал, что по этому вопросу надо обратиться к его заместителю Ирине Малышевой.
Не знаю, почему г-н Савельев испугался говорить со мной. Может, знал, что я обязательно спрошу об обстоятельствах приобретения банком долей «Западного терминала» и «Скандинавии»; о запугивании бизнесмена; о его личной причастности к тем фирмам, которые стали владельцами отобранных у Архангельского активов?
Заместитель председателя правления банка «Санкт-Петербург» Ирина Малышева сообщила следующее:
- Господин Архангельский уехал из страны, убежал. Наш банк последним подал на него заявление по взысканию долгов. Нам не с кем было разговаривать, почему он так оценивал свои активы. Он к нам пришел уже с долгами. Морской банк первым был – там он по подложным документам получил кредит….Банк «Возрождение» не стал требовать возврата кредита – это для нас загадка… Он кинул пять банков…».

Буквально каждое предложение г-жи Малышевой, мягко говоря, оказалось неточным. Например: она утверждает, что Архангельский по подложным документам получил кредит в банке «Возрождение». Мало того, что это утверждение ничем не подтверждается, так оно еще и противоречит фактам: банк «Возрождение» до сих пор кредитует бизнес-проекты Архангельского.
Никто «пять банков», выражаясь финансово-юридическим языком госпожи Малышевой, не кидал. В противном случае претензии к OMG были бы не у одного «Санкт-Петербурга».


Финансы поют…

Оговорюсь сразу: я не специалист в финансовой сфере. Поэтому прояснить ситуацию и позицию банка я попросил заместителя управляющего одного из крупных зарубежных банков, работающих в России. При этом я не стал называть ни фамилию заемщика, ни название банка – только суть дела.
Опытный в банковском деле специалист (ее фамилия есть в распоряжении редакции – прим. Ред.) пояснила мне, что такая ситуация, когда и кредит большой, и заемщик хорошо известен банку, и активы неплохие у заемщика – и при этом все равно возникает конфликт – нетипична. У банка есть много рычагов для решения проблем по задолженности. Один из них – реструктуризация долга: пересмотр договорных условий с тем, чтобы избежать конфликта. Конечно, это не бесплатная услуга со стороны банка – за это он, как правило, набавляет процентную ставку. Но для заемщика это выход, а не кабала. Далее. Банк обычно сам помогает должнику найти пути выхода из сложившихся обстоятельств. Уважающий себя банк никогда не опустится до объявления войны заемщику. И если уж дело дошло до того, что должник скрылся (а такое редко, но бывает), то к делу приступают коллекторские фирмы. Сам банк никому не угрожает лично и ничего не требует « с пистолетом у виска». В приведенном примере речь можно вести о том, что решение о силовом методе было принято, скорей всего, не банком, а кем-то со стороны, заинтересованным лицом. Или же тем, кто владеет банком.
Я спросил у банковского эксперта, как тщательно банк изучает активы заемщика? Ответ: тщательно – не то слово. Сверхтщательно. Чуть ли не под микроскопом. Кредитный договор – вещь серьезная. Поэтому банк скрупулезно изучает и оценивает имущество, заложенное под кредит. В договоре учитываются и условия возврата кредита, и способы разрешения конфликтных ситуаций. Один из способов, в частности, - снижение долговой нагрузки путем реализации принадлежащих должнику активов. Но банки на это идут неохотно, потому что в кризис активы, как правило, обесцениваются.
Далее из разговора со специалистом я понял, что для банка выдача кредитов - основной бизнес. И невозврат части кредитов - это нормальный риск, который заложен в процентную ставку. Собственно, чей-то невозврат кредита уже оплачен кем-то другим. И воевать с заемщиком имеет смысл лишь тогда, когда есть умысел на завладение активами заемщика.
Разумеется, предусмотрена и уголовная ответственность за невозврат кредита. Но такая возможность существует только в том случае, если банку удастся доказать в суде, что заемщик брал кредит именно с целью хищения и с самого начала не планировал его возвращать.

P.S.
28 июня этого года суд в Ницце принял решение об остановке всех судебных процессов в отношении Виталия Архангельского и его семьи - до завершения уголовного разбирательства по уголовному делу в отношении банка «Санкт-Петербург» и его руководителей, расследование по которому (по факту фальсификации документов и обману суда, направленному на кражу чужого имущества во Франции) ведет трибунал Ниццы.
Французский суд счел, что для признания во Франции решений российского суда необходимо убедиться, что эти решения не были вынесены в нарушение международного правопорядка. А установить это должно уголовное разбирательство. Тот факт, что французское правосудие дважды отказало России в экстрадиции Архангельского, также был принят во внимание. 

Григорий Пасько, журналист,
директор Фонда поддержки расследовательской журналистики

Комментариев нет:

Отправить комментарий