вторник, 16 апреля 2013 г.

«Я наивно строил «Великую Россию»

http://www.lawinrussia.ru/node/265404

На днях во Франции вышла книга «Право убежища», автор - высокопоставленный судья и председатель одной из палат Государственного Совета Франции Жан-Мишель Белоржей, который последние тридцать лет играл важную роль в государственной и политической жизни Франции в качестве судьи, дипломата и депутата Национального Собрания. Его новая монография, подытоживающая огромный опыт рассмотрения прошений о предоставлении убежища, станет настольной книгой для судей стран Европейского сообщества и поможет сформировать единую позицию европейских судов по предоставлению политического убежища для россиян на базе проведенного авторитетного анализа судебной практики. Значительное внимание в книге уделено детальному разбору двух судебных дел: дела Бориса Березовского в Англии и дела Виталия Архангельского во Франции. В этой связи журналист Иосиф Гальперин решил взять интервью у Виталия Архангельского - бизнесмена, эмигранта, ставшего за последние несколько лет политиком.

- Чем же живет современная политическая эмиграция?
- В отличие от русских политэмигрантов начала прошлого века, я не сижу в английских пабах и не спорю о базовых теоретических принципах, но активно, на документах и показаниях свидетелей, доказываю в международных судах  по сути то же, что и Жан-Мишель Белоржей: мнение западноевропейских и американских судей о полной подчиненности российской судебной системы «мафиозному государству» и о слиянии в России политической власти и криминальных кругов — не миф, а реальность.
- Почему именно ваша история приведена в пример в этой книге?
- Ничего удивительного. Я первый российский бизнесмен, который получил убежище и в экстрадиции которого Франция два раза отказала России. Если вы почитаете тексты судебных решений, то я бы сказал, что они являются знаковыми для Европы.
- Это правда, что они активно используются в других странах для спасения россиян от преследований клептократической юридической машины современной России?
- Да, решения судов, принятые по моим делам, активно используются в судебных процессах в Италии, Чехии, Англии. Я много консультирую людей, оказавшихся в подобной мне ситуации.
- Считаете ли вы себя беженцем из страны или просто временно вынуждены жить на чужбине, не подвергая опасности себя и семью?
- Я русский человек и для меня, как для всех эмигрантов — вспомните классику- жизнь в эмиграции кажется кратковременным этапом, который переходит во всю жизнь. Я наивно строил «великую Россию», создавая бизнес-империю с портовыми причалами, заводами, морскими страховщиками, строил суда, которая должна была материализовать слова Петра Первого и стать окном в современную высокотехнологичную Европу. К 2009 году стоимость активов моей группы «ОМГ» дошла до миллиарда долларов — за несколько лет, с нуля, без доступа к полезным ископаемым и другим приватизированным чиновниками ресурсам. Теперь мне все это кажется глупым, наивным и, главное, никому не нужным. Угрозы и покушения со стороны питерских силовиков и Банка «Санкт-Петербург» продолжаются, а это, безусловно, не подогревает желания к возвращению. Тем не менее, беженцем я себя не считаю, ведь причина моей эмиграции достаточно банальна - «бандитский наезд» клана, связанного с банком «Санкт-Петербург», в котором долгое время вице-президентом был сын известной «политической леди»... Но и сейчас, после нескольких лет на чужбине, моя работа, основной бизнес — в России. К Родине это имеет очень призрачное отношение — лишь постольку, поскольку на моей подлинной Родине был бы невозможен деградирующий феодализм, который не дает нормальным и цивилизованным людям спокойно работать и безопасно жить.
- Тем не менее, вы продолжаете работать в России.
- Безусловно, очень сложно вмиг изменить свою жизнь, забыть то, чем занимался столько лет. Принадлежащий мне Выборгский порт успешно развивается. Но новые проекты в России я сейчас начинать не готов. Я просто не вижу условий для этого, да и инвестиционный климат за последние годы стал не то, что низким, а просто упал серьезно ниже нулевой отметки.
- Несколько дней назад газета «Известия» напечатала статью об очередном обвинении Минобороны в мошенничестве и о роли банка «Санкт-Петербург». Что вы думаете по этому поводу?
- Уголовный Трибунал Ниццы уже два года расследует уголовное дело по факту попытки кражи с использованием поддельных документов в отношении банка «Санкт-Петербург» и его высокопоставленных сотрудников. Руководитель банка Александр Савельев уклоняется от дачи показаний и руководство Трибунала уже выпустило международные письма (так называемые Рогатори) для привода его в суд для дачи показаний. Я думаю, что в деятельности банка «Санкт-Петербург» и его руководителя еще всплывет масса того, что может быть признано мошенничеством или иным криминалом.
- А как идут ваши другие судебные процессы? Читая о вас в прессе, порой создается впечатление, что вы боретесь с ветряными мельницами.
- Безусловно, бороться в иностранном суде очень сложно. Мои оппоненты — банк «Санкт-Петербург» и Александр Савельев пытаются придерживаться своих российских принципов, и уверены, что могут защититься не путем правды и документов, а деньгами. Они бездарно вкладывают десятки миллионов фунтов в юридическое противостояние, направленное на затяжку процесса, а не на решение вопроса по существу, путем создания новых и новых витков дела, при этом сами уклоняются от получения документов и признания собственной лжи. Все приходится очень медленно и скрупулезно доказывать. Забавным в этой ситуации мне кажется то, что и сотрудники банка «Санкт-Петербург», и его акционеры показывают себя полными профанами не только в сфере международного делового оборота, но и в базовой юридической грамотности, что, на мой взгляд и взгляд моих иностранных адвокатов, просто дает возможность «профессионалам» от иностранной юриспруденции «разводить» банк на деньги и создавать себе бесконечную кормушку. Кстати, финансовые результаты банка «Санкт-Петербург» сами говорят за себя: их международный рейтинг упал до минимума, а показатели деятельности сделали его худшим банком Европы за последние шесть месяцев. Смешно наблюдать, что львиная доля расходов банка «Санкт-Петербург» приходится на то, чтобы заставить меня в иностранных судах замолчать и не заявлять, что они воры и мошенники. Прошло уже четыре года, а доказать обратное они так и не могут. А на контакт со мной выходит все больше обманутых, искалеченных, обиженных банком и Александром Савельевым лично. Всплывает правда о действиях совладельца банка Валерия Пузикова - шурина экс-министра Сердюкова. Я уверен, что откровения в английском суде относительно бизнес-империи Пузикова-Сердюкова-Воробьева-Савельева и остальных хозяев банка еще станут сенсацией....
- В то время, как президент Франции в Москве обсуждает проблемы российского гражданского общества, вы живете в Ницце и участвуете в судебном процессе против российского банка. Эти две ситуации связаны между собой?
- Президент Франции, даже разговаривая в присутствии президента России с правозащитниками, не будет вмешиваться во внутренние дела РФ, он только может выслушать их мнения, а, к примеру, делать акцент на них, впрямую обращаясь к коллеге, не будет. И волнуют его, конечно, отношения между двумя странами: военно-политические (помощь в Мали и Афганистане, постройка «Мистралей») и экономические. Прежде всего — поставки российского газа и допуск в Россию инвестиций. А мой суд — никак не зависит от президентов, во Франции разделение властей соблюдается четко. Хотя, конечно, те французы, кто мониторят положение в экономике России, видят на моем примере, что вкладывать в нее деньги не всегда безопасно. И поэтому будут требовать от своего правительства дополнительных гарантий инвестиций.
- Насколько, по вашему мнению, репрессивный режим связан с коррупционными интересами чиновников, что в вашем примере говорит о том, что не «все прогнило в Датском королевстве»?
- Когда коррупции противостоит твердая воля администрации, как, например, в Выборге, то можно эффективно вести дела. Удалось после кризиса вернуть долги и подняться на новую ступень в порту города. А в Питере — все наоборот, там погнались за сиюминутным «куском», в результате и законы нарушили (что я сейчас и доказываю в западных судах), и репрессиями ничего не добились, кроме моего отъезда, и причалы, отнятые у меня, пустуют... Мало владеть площадями и предприятиями, надо уметь вести бизнес.«Терминал Онега», который организовала в питерском порту моя группа «ОМГ», имел договоренность на прием ста тысяч иностранных автомобилей в год. Терминал отняли, но с захватчиками японцы не захотели иметь дело.
- Можно ли говорить о том, что в Санкт-Петербурге экономическая и политическая обстановка меняется к лучшему? Что стало с теми чиновниками администрации Матвиенко, которые преследовали вас и против которых вы выдвигаете обвинения в западных судах?
- Все мелкие вопросы, касающиеся моего бизнеса, сейчас (после смены Матвиенко) в Санкт-Петербурге решаются автоматически и быстро. Создаётся ощущение, что клерки перестали занаучивать вопросы в целях мелкого мздоимства. При этом, как мне рассказал один из вице-губернаторов, существует строгая иерархия между вице-губернаторами - в отличие от прошлой команды, им запрещено влезать в сферы, не относящиеся к их компетенции – «сферы» жёстко поделены. При этом губернатор опасается влезать в бизнес питерских силовиков – полиция и прокурорские, судьи и судебные приставы продолжают «капустить» свои стандартные рейдерские темы. Ну и конечно же, губернатору просто запрещено (или он просто до ужаса боится) влезать в конфликты и проблемы, оставшиеся с прежних времен. А что касается персоналий, замешанных в моем деле, то стало еще нагляднее видно, чем они руководствовались. Так, бывший глава милицейского главка, снятый со своего поста генерал Владислав Пиотровский стал руководителем службы безопасности компании, которая захватила вместе с банком «Санкт-Петербург» мой «Западный терминал».  Беззаконно преследуя меня, он, так сказать, подготовил себе место на «гражданке».
- Рассчитывает ли вы, что внимание западной общественности, в широком смысле — от американского конгресса, французского президента до английских и континентальных судов, поможет России преодолеть ступеньки на пути к современной цивилизации? Или у нее, на самом деле, - особый путь и она обречена повторять одни и те же тупики?
- Конечно, я оптимист, ради этого и основал совместно с правозащитниками Владимиром Буковским, Андреем Илларионовым, Львом Пономаревым, Сергеем Колесниковым, Павлом Строиловым и Андреем Корчагиным фонд «Международная защита», чтобы изменить ситуацию в России к лучшему. Фонд активно участвует в решении вопросов юридической поддержки беженцев и борьбы с коррупцией.
- Я слышал, что готовится публикация книги о вашей непростой судьбе. Что это за книга и о чем она?
- Да, действительно, книга уже написана и уже в ближайшее время планируется ее издание на русском, английском, немецком, норвежском и французском языках. Я также обсуждаю вопрос экранизации данной работы. Как сказал один из серьезных иностранных бизнесменов, узнав о моих творческих планах, «эта книга о судьбе, которую интересно прочитать, но невозможно пережить». Ну а в целом, это книга о моей семье, моей жизни, развитии моего бизнеса и его крахе, моих эмоциях и переживаниях, моих друзьях, ставших врагами, крушении надежд и о том, «как закалялась сталь».Эта книга — переосмысление моей жизни и начала новой. Я никогда не был писателем, но не исключаю, что это станет моим хлебом в новой жизни, жизни на берегу лазурного теплого моря на моей новой родине Франции — стране, отечески принявшей меня и спасшей от питерской «мафии».

От себя хочу подчеркнуть необходимость наискорейшего свержения, опять выбравшего себя самого, диктатора Путина. Всем политэмигрантам надо объединить усилия для свержения действующего в РФ режима любой ценой, так как уже очевидно, что только силой можно повернуть Россию к демократии! И мы молоды, готовы на все, чтобы обелить своё имя. Судьба Путина повторит судьбу Кадафи и нам надо профинансировать Российских коллег для наискорейшего поворота событий в эту сторону. Накажем зло вместе! Силы и средства для физического устранения приспешников Путина у нас есть, будем мочить их по-одному, словами их же лидера "в туалете найдем - и в сортире замочим".


Комментариев нет:

Отправить комментарий